Політика

Александр Домбровский: Буду занимать активную позицию в Винницкой области, но вот нужно ли мне будет баллотироваться в Верховную Раду – покажет время

20 грудня 2010, 14:22

После прошедших местных выборов бывший председатель Винницкой областной государственной администрации редко выходит "на люди", не смотря на то, что остается публичным человеком и продолжает влиять на жизнь региона уже с позиции главы третьей по величине фракции Винницкого областного совета. О том, как Александр Домбровский оценивает происходящие события в области и стране читайте в эксклюзивном интервью.

- Что ожидать в Винницкой области после завершения пятилетней эпохи Домбровского во главе области?

- Эпоха Домбровского не закончилась. Она продолжается. Мы прошли этап избирательной кампании в местные советы, у нас сформирована фракция в областном совете. Я считаю, очень достойная и очень профессиональная, в которую входят Григорий Заболотный, Валерий Коровий, Василий Жердецкий, Виктор Викалюк. Поэтому, я считаю, что наша эпоха, в том числе эпоха Домбровского, в Винницкой области продолжается и будет продолжаться. Будем продолжать начатые нами программы и проекты, чтобы Винницкая область развивалась.

- А чем сейчас Вы занимаетесь после отставки с поста губернатора Винниччины?

- Я вернулся в науку, о чем долго мечтал. Сегодня я активно работаю над докторской диссертацией, которая посвящена проблемам глобальных трансформаций в мировой экономике. Мой научный руководитель – директор Института мировой экономики, академик Юрий Николаевич Пахомов. И я от этой работы получаю огромное удовольствие.

Кроме того, мы начали реализацию ряда очень серьезных научных и социальных проектов, и один из них я возглавляю. Это создание Института глобальных трансформаций. В команду, которая будет работать в этом институте, входит ряд очень известных людей, таких как (бывший зампред Секретариата Президента – Авт.) Александр Чалый, который возглавляет стратегическую экспертную группу. Думаю, этот проект сегодня очень и очень нужен Украине.

- А не станет ли этот Институт подобием существующего Центра Разумкова?

- Центр Разумкова занимается иными проблемами, достаточно узкопрофильными, с одной стороны, с другой стороны – как правило, внутриполитическими. А Институт, который создаем мы, будет заниматься глобальными проблемами мировой экономики и политики, тем, каким образом глобальные процессы влияют и будут влиять на государственные системы, в том числе и на Украину. В 2008 году кризис показал, насколько Украина подвержена внешним факторам влияния - в экономической, и не только в экономической сфере.

 

- Почему возглавляемая Вами фракция «Єдність» отказалась от участия в голосовании за кандидатуру главы облсовета, ведь ранее неоднократно заявлялось о намерении выдвинуть Заболотного на эту должность?

- Я был уверен, и сейчас так считаю, что наилучшей кандидатурой на пост председателя областного совета является Заболотный Григорий Михайлович. С его опытом, знаниями, системой программ, которые начали реализовываться в Винницкой области.

Нашими партнерами в переговорном процессе была фракция «Батькивщины». И шансы нынешнего председателя (Сергея Татусяка – Авт.) и кандидатуры Заболотного за двое суток до сессии областного совета оценивались, как 50 на 50. «Батькивщина» и ее местный лидер Юрий Медведев, ведя с нами переговоры, поддерживали кандидатуру Григория Михайловича, но приблизительно за сутки до начала голосования мы получили информацию, что значительная часть депутатов «Батькивщины» решили договориться с Парией регионов, и мы поняли, что они изменяют тем принципам и договоренностям, которые у нас были.

Понимая, что в этой ситуации мы не сможем выиграть, во-первых, не было смысла выставлять кандидатуру и проигрывать, а, во-вторых, мы не принимали участие в голосовании не потому, что кто-то не хотел голосовать против Татусяка, а для того, чтобы показать, что часть фракции «Батькивщины» не подчиняется своему лидеру Юлии Тимошенко, которая дала команду не голосовать. Таким образом, сразу стало видно, кто есть кто, и кто за какие барыши продается.

В последующем голосовании по заместителям мы принимали участие и голосовали против, поскольку это была официальная позиция фракции. Когда шло это голосование, мы еще раз убедились, что Медведев и компания просто продались за должности, изменив нашим договоренностям и предав ту политическую команду, которая привела их в облсовет.

Кроме того, нашу кандидатуру была готова поддержать фракция «Фронта змин» и неприсоединившиеся депутаты, а также - часть регионалов, с которыми мы вели переговоры. И если бы не «проституция» части фракции «Батькивщины» и персонально Медведева, главой облсовета стал бы Заболотный. Я в этом абсолютно уверен.

- Какую цель преследовали Медведев и часть «Батькивщины» в этой двойственной игре?

- А это вопрос к Юрию Медведву. Мы все знаем, кто такой Медведев, знаем его принципы, я не раз об этом бывшему премьер-министру Юлии Тимошенко говорил. Это мое субъективное мнение, но, к сожалению, сильной политической организации «Батькивщина» в Винницкой области нет, потому что все кадровые вопросы в ней приняты неправильно.

- Но сильной организации у «Батькивщины» не было и в 2006 году, хотя тогда партия Тимошенко набрала большинство голосов в Винницком горсовете и 44 из 100 мандатов в областном совете…

- Не было. И сегодня нет. Но это проблема «Батькивщины», не Домбровского, не Заболотного, и не той команды, которую мы сегодня представляем.

К сожалению, политика – это искусство возможного. Не надо было «Батькивщине» идти на переговоры с нами, а публично сказать, что они будут поддерживать Партию регионов…

- А почему Медведев, по вашему мнению, пошел на этот шаг? Ведь он, получив должность, больше потерял. Потерял политическую перспективу в своей партии, его отстранили от руководства областной «Батькивщиной»…

- А, может, ему, кроме должности ничего и не нужно. Я не знаю… За историю своего пребывания в руководстве политической организации в области этот человек не оставил хоть какого-то заметного следа. Поэтому этот вопрос нужно задать самому Медведеву и нынешнему главе областного совета, которые блестяще разыграли эту политическую комбинацию. Время покажет, чем это закончится для Винницкой области.

- Но у фракции «Єдність» тоже ведь появились перебежчики…

- У нас никто клятву верности на фоне государственного флага и Библии на камеру не давал. Мы входили в избирательную кампанию с теми людьми, которых считали порядочными, последовательными, сильными. К сожалению, не все оказались сильными в силу тех или иных обстоятельств.

Когда еще не закончился подсчет голосов, а человеку из областной администрации позвонили и сказали: «У тебя есть один час, и ты либо пишешь заявление на вступление во фракцию Партии регионов, либо на увольнение». У человека остается очень мало вариантов выбора. Либо предать коллектив, свою семью, свою послужную историю и остаться на моральных принципах. Либо переступить через какие-то вещи и написать заявление на вступление в Партию регионов. И он не единственный, кому поставили такие условия.

Вопрос в другом – зачем ломать через колено людей, зачем делать из порядочных, хороших и профессиональных людей политических козлов отпущения?

- А зачем тогда такие люди идут в депутаты?

- Не знаю. Этот вопрос нужно задавать им. Но это касается не только депутатов областного совета, это касается всей системы власти в этой стране, морали и принципов власти в этой стране. Я считаю, что депутатов всех уровней должно быть меньше, но по своему составу они должны быть лучше и порядочнее…

- Сколько еще депутатов от «Єдності» готовы перейти во фракцию Партии регионов?

- Не знаю. Мне бы хотелось верить, что больше нет. Ведь это тянется еще с выборов – одному, к примеру, сказали, что если он не снимет свою кандидатуру, его сына уволят с государственной службы. И таких случаев было не один-два. Я могу сказать, что, начиная с 2002 года, такой циничной и жесткой избирательной компании не было.

 

- А не стало ли это результатом того, что после 2004-2005 годов в стране фактически ничего не поменялось? Никто же не понес наказания за организацию фальсификаций, подготовку силового разгона мирных демонстраций протеста, за те же массовые минирования избирательных участков в Виннице и карусели…

- Может быть… Но, если честно, для меня это самый большой урок - последняя избирательная кампания. За пять лет моей работы в должности губернатора мы провели три идеальных избирательных кампании. Без давления, без административного ресурса, без «ломки людей через колено». И я понимал и верил, что люди за это время поменялись. Учителя, врачи изменились… Мы дали им возможность быть людьми, занимать ту позицию, в которую они верили, и если у людей были политические убеждения, мы уважали эти убеждения. Если раньше бюджетник или врач шел защищать интересы Партии регионов, которая на тот момент была в оппозиции, в избирательные комиссии, то мы спокойно относились к этому. Никто этих людей не выгонял с работы.

В Шаргородском районе начальник управления образования все время возглавлял районную организацию Партии регионов и работал на руководящей должности в бюджетной сфере. Я считал это нормальным, потому что он профессионал в своем деле. Тот же Роман Аксельрод (ныне заместитель губернатора- Авт.) все время занимал публичную позицию активного члена Партии регионов и спокойно работал, возглавляя областное управление жилищно-коммунального хозяйства, и я его не увольнял за политические убеждения. Я могу много таких людей назвать. А сейчас… еще не успели сказать «Оп!», а большинство уже выстроилось в другой ряд. Но время покажет, кто окажется прав…

- …не свидетельствует ли это о том, что наше общество еще не доросло до демократии?

- Свидетельствует. И в 2004 году очень многие выражали свое недовольство только на кухне, но нашлось несколько принципиальных людей, которые публично заявили о своей позиции, в том числе и мэр города Винницы (тогда мэром был Александр Домбровский), и все изменилось.

Еще совсем недавно, пару месяцев назад, все говорили, что после «помаранчевого Майдана» и моральной деградации после него никто в ближайшее время на Майдан не выйдет. Но это оказалось неправдой, вышли. Потому что начали защищать свои интересы.

Идет сложный процесс формирования гражданского общества. Правда, последние выборы в местные советы, и я в этом глубоко убежден, – это несколько шагов назад в этом процессе. Когда голос покупают за 50 гривен, или человека «ламают через колено» - это не идет на пользу никому: ни людям, ни государству, ни гражданскому обществу. Но, тем не менее, я считаю, что сам факт Майдана в 2004-2005 годах дал очень много нашему обществу и государству. Вопрос только в том, как эти семена взойдут, в каких условиях они будут взращиваться, и чем это все закончится.

Политика – это колебания. Вчера - в одну сторону, сегодня – в другую. Но, в любом случае, маятник качнется назад, и мы будем жить в демократическом государстве. Или же мы будет жить в диктаторском государстве, где все будут выстроены, и те, кто не согласен, будут вынуждены уехать отсюда в знак протеста, или спрятаться и жить своей внутренней замкнутой жизнью.

За последние сто лет наше общество пережило столько глубинных трансформационных процессов, которые не переживало ни одно другое: это революция 1917 года, Гражданская война, сталинские репрессии и голодомор, Великая Отечественная война, хрущевская оттепель, брежневский застой, перестройка времен Горбачева и развал Советского союза. Это все непосредственно влияло на наших людей, и это не Европа с ее стабильными и выверенными столетиями принципами жизни.

К тому же, надо понимать, что Украина – это аграрная страна, которая, к сожалению, сегодня оказалась на обочине цивилизационных процессов.

- Но сегодня в мире ощущается недостаток продовольствия. И, может, этот факт аграрной Украине позволит занять лидирующее положение за счет богатых продовольственных ресурсов?

- Быть аграрной страной и быть лидером в мире - сегодня такое не возможно. Ведь, в лучшем случае, аграрная страна может поставлять продукты питания. И европейцы, и не только, хотят из нас сделать сырьевой придаток мощных и динамически развивающихся государств, как это произошло со странами Ближнего Востока, богатых нефтью. Но это не лидерство в мире. Потому что лидировать на международной арене сегодня можно в образовании, в науке, в современных технологиях, которые способны глобализировать и изменять мир. Это лидерство.

Да, мы можем выращивать в два раза больше зерна или сахара, но чтобы его эффективно перерабатывать, нужно полностью модернизировать промышленность и экономику. А конкурировать нам нужно сегодня в сфере космоса, пока мы еще имеем этот шанс, но теряем его с каждым годом все больше и больше. Мы должны конкурировать в машиностроении, но с каждым годом мы катастрофически упускаем и этот шанс. В электронике мы уже конкурировать не способны, потому что электроники в этой стране не осталось. Конкурировать мы еще можем в авиации, в технологии сверхсовременных металлов. Вот где мировая конкуренция. А аграрный рынок – этот как лес. В той же России есть лес, есть газ, которые она поставляет на внешние рынки, но в то же время это расслабляет ее экономику и не позволяет ей модернизироваться и двигаться вперед, поскольку природных ресурсов ей достаточно, чтобы закрывать свои проблемы. Аграрные ресурсы – это большой плюс, большой потенциал, но это не лидерство в мире.

- Вы планируете участвовать в следующих парламентских выборах в 2012 году?

- Я думаю, что за практически два года до следующих выборов (осень 2012 года) в стране очень многое изменится. Мне бы очень хотелось, чтобы эти изменения произошли в лучшую сторону, поэтому время покажет. В том, что Домбровский будет занимать активную позицию в Винницкой области, можно не сомневаться. Но вот нужно ли мне будет баллотироваться в Верховную Раду, нужно ли это будет Винницкой области, и будет ли мне это интересно – покажет время.

Кроме того, очень важно знать, какой будет будущая Верховная Рада. Если это будет подобие сегодняшнего парламента, где собрались в основном одни «кнопкодавы», которые как роботы, нажимают кнопку голосования, если Чечетов руку поднял, и не нажимают, если опустил… Мне такая работа не интересна, и я не смогу в такой системе работать. Если я буду видеть, что в этом будет какая-то польза и стратегическая перспектива для страны, я пойду на выборы в парламент.

 

- На каких условиях Вы договаривались с лидером партии «Єдність» Александром Омельченко об участии от имени его партии на выборах?

- Ни на каких. Мы с ним один раз встречались, и он не выдвигал нам никаких условий. Свое мнение о том, почему для участия в выборах нужна была политическая платформа в виде партии, я высказывался еще до выборов, и моя точка зрения не поменялась. Но большинство, которое принимало закон о выборах за несколько дней до начала избирательного процесса, не прислушалось ни к единому замечанию оппозиции, проголосовав его, фактически, без поправок. И выборы еще не закончились, а Президент уже говорит, что закон о выборах не совершенен, и нам уже нужен не закон, а избирательный кодекс.

Партия «Єдність» - это был инструмент, который мы подняли, как флаг, для того, чтобы командой пройти в областной совет. И я считаю, что эту задачу мы выполнили.

- А в дальнейшем «Єдність» будет задействована? В тех же парламентских выборах 2012 года?

- Время покажет. Я убежден, что наша страна сегодня нуждается в сильных политических командах. К сожалению, сегодня есть только одна сильная политическая команда, это команда, которая сегодня находится у власти. Все остальные находятся в состоянии разброда и шатания. Думаю, рано или поздно этот процесс закончится, и выборы в парламент 2012 года эту меру неопределенности и энтропии уменьшат существенным образом, и в Верховную Раду будет идти несколько альтернативных команд. Пойдет ли Домбровский с какой-либо из этих команд – покажет время. Это будет зависеть от того, что это будут за команды, какие у них будут принципы, моральные устои, какие будут лидеры.

У нас на сегодня нет ни одной идеологической партии в Украине. В том числе и Коммунистическая партия сегодня не является таковой. Все сегодняшние, так называемые идеологические партии, бегают из одной стороны в другую, как «проститутки за деньгами». Если сегодня выгодно быть в правом фланге – они все летят в правый фланг и становятся там в очередь. Если завтра в левый – они бегут туда и демонстрируют левую позицию. Так не должно быть. Общество так развиваться не может. Должны быть якоря, которые балансируют государство.

- А почему у нас нет настоящих идеологических партий?

- Не созрели еще, наверное. Государственное строительство – это ресурс, который создается не годами, а десятилетиями. Это исторических процесс. А если у нас и в дальнейшем будут проводить такие административные реформы, как сегодня, то, может, мы никогда и не созреем. В 2005 году вся оппозиция возмущалась, что 17 тысяч чиновников несправедливо выкинули из системы власти, а сегодня планируют выкинуть 150 тысяч…

- А, может, это к лучшему, такое радикальное сокращение чиновников?

- Если плохих чиновников, то, может, и к лучшему. Если идет процесс сокращения, то уходить должны худшие, безграмотные. Оставаться и заходить должна «молодая кровь» с хорошей системой знаний, уровнем профессионализма, со знанием иностранных языков, информационных технологий, с глубоким пониманием процессов, которые будут происходить в стране и в мире. Но в нынешней ситуации понимания, кто на каких принципах останется у власти, а кто уйдет, у меня нет. Думаю, и не только у меня…

- Как затронет Винницкую область административная реформа?

- Пока не могу сказать, хотя мне не нравятся процессы, происходящие в областном совете. Например, бюджетную комиссию возглавляет человек, который не имеет отношения к бюджету. Комиссию по жилищно-коммунальному хозяйству – человек, который никогда не имел дела с этой отраслью, и так далее. Поэтому, как будет происходить административная реформа у нас в области, я не знаю. Я думаю, что и те, кто у власти, также не знают, потому что эта административная реформа является закрытым процессом, в котором к принятию решений имели отношение лишь несколько человек в стране, находящихся близко к Президенту. И нигде это не обсуждалось.

Я не думаю, что это самый эффективный и правильный вариант реформы. То, что сокращать и оптимизировать государственную власть нужно, – это понятно, но я бы начал совершенно с другой стороны.

- А с чего бы Вы начали реформу власти?

- Я бы, в первую очередь, сократил значительную часть пожирающего экономику страны бюрократического контрольного аппарата. Инспекции, налоговую службу и милицию, ряд подразделений в правоохранительных органах, которые дублируют друг друга. У меня сегодня достаточно времени, чтобы общаться с представителями малого и среднего бизнеса. За последние пять лет никогда на них не было такого прессинга, такого количества проверок, «наездов», как сегодня.

- А не может ли привести этот прессинг к силовому сопротивлению и насилию?

- Я не думаю, что у нас могут произойти гражданские столкновения… Нужно понимать, что любая революция – это шаг назад. Гражданские столкновения – это два шага назад. И это должна понимать действующая власть. Поэтому ответ на этот вопрос должна искать действующая власть. Концентрация власти в одних руках неизбежно будет порождать сопротивление, и предпринимательский «Майдан-2» - тому подтверждение. Власть должна понимать, что ей нужна твердая оппозиция, только на твердое можно опереться. Нужно иметь альтернативную точку зрения и слышать ее, а если делать вид, что ее нет и игнорировать, – это не приведет к прогрессу.

Я понимаю ситуацию сегодняшней власти – страну нужно реформировать. Но все будет зависеть от среды, от духа, в котором будут проходить реформы. Я уверен, энергетика реформ должна быть иной, заряжающей, поднимающей, а не морально убивающей. Тем более, что в стране есть ряд очень сложных макроэкономических показателей. Я знаю, насколько тяжел крест власти, и искренне желаю новой власти, чтобы у нее все получилось. От этого зависит уровень жизни людей

- …Вы готовы помогать в этом новой власти?

- Готов. При условии, что они будут делать то, что нужно людям. И теми методами, которые я воспринимаю, и на тех моральных принципах, которые я разделяю.

- Как Вы прокомментируете слова главы облсовета Татусяка о том, что в области приняты около 50 программ, которые даже не рассматривались на экспертном уровне?

- Это неправда, потому что ни одна программа, утвержденная областным советом не принималась без предварительной подготовки, без обсуждения в комиссиях и президиуме. Более того, ряд программ принят еще предыдущими созывами. Но вместе с тем, я поддерживаю позицию, что количество программ нужно сокращать. В нашей стране существует много парадоксов, и один из них заключается в том, что если в государстве принимается какая-то программа, то она должна быть принята и на региональном уровне. И сегодняшний состав облсовета тоже это почувствует, когда Президент примет какую-то программу и скажет, что в областных советах тоже должна быть принята такая программа. И Сергей Филиппович будет принимать такую программу вне зависимости от того, сколько в областном совете есть программ.

- Почему так и не заработал Научный парк, который создавался несколько лет назад при Вашем непосредственном участии?

- Этот проект не заработал по одной простой причине – до сих пор Верховная Рада не приняла закон о научных технологических парках. И если мы хотим быть объективными, то нужно вспомнить, что президент РФ Дмитрий Медведев заговорил о создании научного парка в Сколково около года назад. А Николай Азаров заговорил о необходимости создания таких парков три недели назад. Мы с покойным Александром Зинченко понимали необходимость такого проекта еще пять лет назад. И пробовали делать какие-то шаги не благодаря, а вопреки действующей системе. Пока не получилось…

- В последнее время среди чиновников начались разговоры о территориальной реформе. Каким образом она может затронуть Винницу и останется ли она региональным центром?

- Пока сказать, в каком виде она будет реализовываться, никто не может. Я надеюсь, что на уровне сельских советов и на уровне районов. Но кто-то может захотеть объединять области. Поэтому, когда у нас есть действующий международный аэропорт, административный суд, Генеральное консульство Республики Польша на несколько областей, счетную палату на четыре области и другие институции межрегионального значения, роль Винницы существенно поднимается в конкурентной борьбе с другими областными центрами. И я считаю это одной из главных заслуг своей команды.

- Почему на этих выборах Домбровский и Гройсман оказались в разных командах?

- Я считал, что мы должны были идти вместе. Мэр города считал, что нужно разделить две кампании. Принуждать никто никого не стал, команда собралась и приняла решение идти двумя разными проектами. Хотя, я уверен, что если бы мы пошли одним политическим проектом, результаты в областном совете и во многих районных советах были бы лучше тех, что мы получили. Но, прошедшая избирательная кампания никаким образом не отразилась на наших личных взаимоотношениях с Гройсманом, к счастью для одних людей и несчастью для других, которые очень этого хотели.

- На этих выборах вновь стал острым вопрос о правильности подсчета результатов. По вашему мнению, у «Єдності» много увели голосов, или приписали?

- По нашим протоколам с мокрыми печатями, которые мы собрали с 99% избирательных участков, результат команды «Єдності» был 14,4%. В конечном результате, то, что довезли и то, что посчитали в областной избирательной комиссии – 11,9%. Это то, что реально «забрали» во время подсчета голосов. Еще раз повторю, что такой циничной и продажной избирательной кампании, особенно в отдаленных районах, наверное, никогда не было. И нам нужно задуматься, каким образом будет проходить кампания в 2012 году. И не было ли это тренировкой неких технологий, которые будут использоваться на будущих парламентских выборах? И, вообще, оставят ли нам, гражданам этой страны, право выбора, право голосования до 2012 года? Или мы будем голосовать по-одному, а нас будут считать совершенно по-другому. Ведь недаром многие на этих выборах почувствовали принцип: не важно, как проголосуют, важно, как посчитают.

- А есть ли какие-то рецепты противодействия этому?

- Только формирование гражданского общества… Прошедшие выборы дали много негативных сигналов нашему обществу. Да, нужна сильная власть, но эта власть должна быть демократической, европейской, интеллектуальной, образованной, а не «через колено».

 

- Чем сегодня Домбровский зарабатывает себе на жизнь?

- Я сегодня запускаю несколько экономических проектов. Консультирую несколько больших компаний на предмет вхождения на фондовые рынки, выхода на IPO, на Варшавскую и Лондонскую биржи.

- А поступали ли Вам предложения занять какую-либо должность в действующей власти?

- Нет. Предлагали занять высокие посты в крупном бизнесе, но я пока отказался, поскольку считаю те проекты, которыми занимаюсь, более интересными.

- Будучи губернатором, Вы часть бывали в зарубежных поездках. Сейчас выезжаете в зарубежные командировки?

- Я много езжу. Последняя моя поезда была в Шанхай на выставку «Экспо-2010», где я провел ряд переговоров с крупными китайскими компаниями, которые занимаются производством энергосберегающего и энергетического оборудования. В ближайшие дни улетаю в Цюрих на переговоры с инвесторами. Был в Москве, в США, где ознакомился с работой самых новых заводов в области альтернативной энергетики, где из бытовых отходов и отходов древесины производят чистый авиационный керосин, чистый дизель. Это технологии, которые будут работать в 50-х годах нынешнего столетия, но которые уже работают в Америке в экспериментальном варианте.

- Александр Георгиевич, что Вы сегодня читаете? Какая у вас сейчас настольная книга?

- У меня много настольных книг. Сейчас я читаю Фукуяму, читаю труды Тойнби, начал читать «Историю государства российского» Карамзина. Много перечитываю исторических книг, книги по экономике и плюс сегодня стараюсь восстановить свои знания английского языка. Обычно я читаю параллельно от четырех до семи книг. Правда, теперь все они не лежат, в буквальном смысле, у меня на столе – они все закачаны в iPad. А на первой полке - Библия. Ее я читаю постоянно. Это духовный источник.

- А где Вы будете встречать Новый год? Какой подарок хотите получить?

- Я уже получил свой главный подарок под ёлочку – это два ангелочка, две внучки. Я считаю, что это мой самый большой подарок в жизни. Где будем встречать – еще не решили. Может быть, будем с детьми и внуками встречать, если у детей не поменяются планы, а ,может быть, с друзьями. Но скорее всего - в семейном кругу с детьми и внучками, при свечах и с шампанским.

Записал Юрий Басюк, ВИННИЦА.info

Матеріали по темі