Суспільство

Экс-минстр внутренних дел Николай Билоконь: «В Москве хорошо, но я очень хочу домой!»

22 березня 2010, 17:41

Уроженец Винниччины, сбежавший в Россию экс-глава МВД Николай Билоконь рассказал журналистам о своей жизни в эмиграции. В том числе о том, как, меняя машины, покидал Украину.

В Украине стали распространяться слухи о скором возвращении на родину высокопоставленных чиновников времен правления Леонида Кучмы, уехавших после «оранжевой революции» в Россию. В том числе называлась и фамилия экс-главы МВД Николая Билоконя.

Действительно, Николай Васильевич проживает в белокаменной уже почти шесть лет. Сейчас он работает советником председателя совета директоров российской компании АФК «Система». Это одна из крупнейших российских финансово-промышленных групп, которая, в частности, владеет оператором мобильной связи МТС.

— Судя по всему, Николай Васильевич, вы здесь не бедствуете…

— Смог заработать себе в Москве несколько копеек.

— Давайте для начала вспомним события пятилетней давности. «Баррикадные лидеры» пытались вас перетянуть на свою сторону?

— Пытались. Очень выгодные предложения делали.

— А кто именно?

— Фамилии этих людей я называть не буду. Скажу только, что они не только звонили, но и приезжали в министерство. Но я отказался. В первую очередь потому, что это было бы незаконно. Я это понимал и теперь, без ложной скромности, горжусь тем, что выстоял. Уверен: человека можно назвать личностью только тогда, когда у него есть внутренний стержень.

— Николай Васильевич, признайтесь: кроме того, что вы старались действовать по закону, было еще одно обстоятельство. Вы же изначально были членом команды Леонида Кучмы. Вас все время обвиняли в том, что вы как министр работаете на победу Виктора Януковича на выборах…

— Я привык так: если ты в команде, значит, идешь до конца. Нет ничего страшнее в человеческих отношениях, чем предательство. А тогда предателей было много. Они приходили в кабинет к лидеру, клялись в вечной верности, выходили на улицу и ночью (чтобы их никто не увидел!) бежали к оппозиционерам. Помню, в первых числах января 2005 года в «Индепендент» вышла статья «Как украинские спецслужбы изменили судьбу страны». В этой публикации многие вчерашние друзья отказались не только от Леонида Кучмы, но и от Виктора Януковича. В этот же день мы с главой администрации Виктором Медведчуком зашли к Леониду Даниловичу. Он мне показал газету и спросил: что ты об этом думаешь? Я говорю — это жизнь. А он помолчал и сказал: «Я же многим из них доверял»…

— 17 января 2005 года вы покинули Украину. Почему? Вы уже понимали, что «оранжевые» победили и опасались ареста?

— Это произошло по ряду причин. Во-первых, у меня резко ухудшилось состояние здоровья. Во-вторых, я действительно понимал: может произойти все, что угодно. Новая власть уже объявила охоту на всех, кто перечил ей во время революции. Против нас возбуждали уголовные дела независимо от того, были мы виноваты или нет. Хорошо помню, как, будучи еще нардепом, Виктор Ющенко в сессионном зале ВР сказал: «Пан генерал, ваше место возле параши!» Это тогда транслировали все каналы. Безусловно, после победы «оранжевых» мне ничего не оставалось, как уехать. Не успел взять с собой даже смену белья. А по дороге в аэропорт мне пришлось менять автомобили.

— Вы сразу улетели в Москву?

— Нет. Сначала в Ростов-на-Дону, а оттуда — в Санкт-Петербург.

— А почему именно туда?

— Там находится офтальмологическая клиника имени Федорова, где я лечился почти год.

— У вас были проблемы со зрением?

— В канун второго тура избирательной кампании напряжение было так велико, что мой организм не выдержал. Однажды около трех часов ночи я сидел в кресле в своем рабочем кабинете и сам не заметил, как потерял сознание и упал на пол. Придя в себя, позвал помощника. А он вызвал медиков. Они измерили мне давление, оказалось - 200 на 110. У меня произошло кровоизлияние, лопнули глазные сосуды. После укола мне стало легче. Но врачи рекомендовали немедленно отправляться на лечение — иначе я мог бы потерять зрение. К тому времени оно уже упало на 40%. Видел все как в тумане.

— И долго вы находились на лечении?

— Почти год! Это была целая эпопея. За первые 7—8 месяцев мне сделали несколько операций на глазах. К тому же выяснилось, что у меня низкий иммунитет. Из-за этого и начались осложнения. Пришлось уже в московской клинике делать еще одну операцию на горле. Она была тяжелой, и я не сразу от нее отошел. А когда немного поправился и включил телевизор, увидел, как новые руководители украинских правоохранительных органов открыто на меня клевещут.

— Против вас тогда возбудили целый ряд уголовных дел... Отмывание 11 миллионов гривен из бюджета. Якобы через какую-то частную фирму…

— Это предприятие строило дома для сотрудников милиции, и потом новый министр Юрий Луценко эти объекты принимал. С тех пор он об 11 миллионах говорить перестал.

- А что вы скажете о своих дачах? В СМИ не раз сообщали о том, что вы построили их в каждой области Украины...

— Это у меня больная тема. «Оранжевые» к ней прицепились потому, что в свое время я решил построить мини-отели для отдыха сотрудников ОВД. Хотел сделать хорошее дело.

— Но суды из-за дома в Пуща-Водице у вас все-таки продолжаются?

— С этим домом я действительно прошел все круги ада. А пожить успел в нем всего два дня. Кстати, чтобы его построить, я брал кредит — 120 тысяч долларов. Так что документы на него в полном порядке. Но накануне последних президентских выборов Верховный суд совершенно незаконно решил этот дом у меня отобрать. Знаете, почему? Он приглянулся одному из уже бывших руководителей Кабмина.

— А в селе Шаяны Закарпатской области у вас тоже дом есть?

— Это дом сестры моей жены. Но я принимал участие в его строительстве. Кстати, позже меня пытались обвинить в том, что я строил его за государственные средства, которые были предназначены для строительства в этом же поселке санатория МВД. Но вот незадача: когда я решил строить санаторий, дом уже был построен!

— А правда, что в 2005 году вы по телефону общались с новоиспеченным главой МВД Юрием Луценко?

— Да. Он мне звонил. Я только что вышел из больницы. И тут звонок... Претензий он мне не предъявлял. Спросил, планирую ли я возвращаться домой. Пожелал выздоровления, и все. Думаю, что он просто должен был отчитаться в Секретариате президента о проделанной работе. Вот и позвонил.

— Я слышала, что в тот период пришлось несладко и вашей семье?

— Да. Моей сестре, которая работала в Виннице в паспортном столе, не дали доработать до пенсии и уволили. Аналогичная история произошла и с ее дочерью, которая трудилась в налоговой милиции. Нелегко было и моей дочери. Она тогда училась в КИМО и, естественно, навещала меня в Москве. И вот однажды после возвращения в Киев она узнала, что в этом вузе больше не учится. Пришлось ей забрать документы. Позже она взяла фамилию моей жены и снова поступила в этот же вуз, но уже на заочное отделение. Впрочем, самое страшное заключается в том, что они загнали в могилу мою мать. Решили проверить, не построил ли я ей дом за средства, которые были выделены для строительства дома участковому. И это притом, что у местного «начальника милиции» прекрасный служебный домик! В течение года ходили к матери с проверками. Говорили, что ее сын преступник и будет сидеть. После одного из этих визитов она упала во дворе – у нее случился инсульт. А когда пришла в себя, прочитала в областной газете, что меня объявили в международный розыск, и снова слегла. В прошлом году во время операции она умерла.

— Все это действительно печально. Но давайте вернемся к событиям 2005 года. После того, как вы вышли из клиники, вам надо было где-то и за что-то жить…

- Мне очень помог председатель АФК «Система» Владимир Петрович Евтушенков. Когда я приехал, он разрешил мне пожить в своем двухэтажном доме в поселке Горки-8, неподалеку от Рублевки. А потом подарил мне этот особняк за работу в Москве.

— А правда, что у вас есть мини-автопарк?

— Да, я купил «Рендж Ровер», «Мерседес» и два хороших джипа. И ничего удивительного в этом нет. Я же уже давно не на государственной службе и занимаюсь бизнесом.

— Ну и зачем вам теперь эта милиция? — в шутку спрашиваю я.

— Незачем! (смеется) Хотя я отдал ей больше 30 лет и не жалею об этом. Я здесь почувствовал, что можно спокойно жить и зарабатывать хорошие деньги. Тяжело было в 2005 году. Особенно во время операции на горле. Думал - все, не выживу. Угробили меня «оранжевые»! Но врачи сотворили чудо, и теперь у меня все хорошо. Встаю в шесть утра, гуляю, плаваю в бассейне, иду в спортзал. А дома что было? Ежедневно в 5.45 утра дежурный мне докладывал обо всех убийствах, которые произошли за последние сутки в Украине. А в семь часов утра я уже был на работе…

— Кстати, я помню, в 2005 году было много разговоров о том, что вы вывезли в Россию своих животных: лошадей и собак. Это правда?

— Да. Вот на стене висит портрет моего любимца — английского верхового Дефа. Он и сейчас у меня. А остальных лошадей и трех алабаев я уже отправил домой в Украину. Кстати, в свое время мне их подарил Юрий Шаров (брат народного депутата от Блока Литвина Игоря Шарова — авт.).

— Если животные дома, значит, и вы собираетесь? Куда поедете в первую очередь?

— На могилы родителей. Потом встречусь с друзьями. А что дальше будет, посмотрим. Может быть, в Киеве останусь. А возможно, и в Москву вернусь.

— И все-таки вам хочется домой…

— Очень! В Москве хорошо, но я очень хочу домой!

— А где планируете работать после возвращения?

— У компании АФК «Система» есть бизнес в Украине. Думаю, что смогу быть там полезен.

Справка

Николай Билоконь родился: 22.03.1955 г. в с. Могилевка Жмеринского района на Винниччине.

Окончил Киевскую высшую школу МВД и Московскую Академию МВД.

Работать в милиции начал в 1975 году в должности инспектора отдела уголовного розыска. Впоследствии занимал должность начальника Главного управления административной службы МВД Украины, возглавлял УВД в Кировоградской области.

В 2001 году ушел работать в Администрацию президента, где руководил управлением по вопросам судебной реформы, деятельности военных формирований и правоохранительных органов.

С 2003 по 2005 год руководил Министерством внутренних дел.

 

20 хвилин

 

Матеріали по темі