Влада

Николай Джига: К Новому году окружную дорогу в Калиновке построим. Не исключено, что открывать объект приедет Виктор Янукович

18 грудня 2010, 19:37

Николай Васильевич рассказал «РЕАЛу» о газификации сел области, о том, что до последнего времени рассматривал «Єдність» Домбровского как своих единомышленников, о том, что идею строительства университетской клиники ему подсказал Николай Азаров, о том, что и сейчас готов предложить Дмитрию Дворкису должность своего советника по Виннице, о том, что будет наводить порядок с заготовками молока, для чего среди прочего по селам будут ездить подводы с «именными» бидонами, о том, что получена санкция на арест директора Турбовского предприятия в связи с отравлением города хромом, а также о том, что хочет сократить в обладминистрации бумагопоток. а на Новый год хотел бы съездить в Карпаты.

«Калиновская окружная дорога будет сдана в этом году. Я там в вагончике практически сплю, не отлучаясь»

 

- Николай Васильевич, результа­ты выборов в областной совет по­зволили ПР сформировать большин­ство, избрать главу и заместителей. Лидеры многих политических сил уверяют, что это удалось благодаря «давлению» на отдельных депута­тов. Подобные обвинения - не пре­увеличение?

- Вы имеете в виду интервью Григо­рия Заболотного? Я бегло его прочи­тал, но, честно говоря, не понял, кого он имеет в виду. Признаюсь, учитывая итоги голосования в области на прези­дентских выборах, мы ожидали сейчас худшего результата, не думали, что лю­ди в такой степени поддержат выбран­ный нами курс. Поэтому были приятно удивлены. Большинство в облсовете удалось сформировать во многом за счет депутатов-мажоритарщиков. На округах мы подобрали таких кандида­тов, которые пользуются авторитетом, доверием у людей. Это хозяйственники, на предприятиях, которые они возглав­ляют, держатся многие социальные про­граммы в области.

Лично я вообще не занимался аги­тационной работой, во время встреч с подолянами рассказывал, как нужно жить, говорил о планах на будущее, о том, что нужно уделять внимание здо­ровью, социальным проектам, культу­ре. По моему мнению, все же экономи­ка определяет политику. И это одна из причин того, что нашу политическую силу поддержали избиратели. Нужно заниматься производством, инвести­циями, создавать рабочие места. Что касается «давления», а на кого «дави­ли»? Пусть кто-нибудь поднимется на сессии и скажет, что на него «давили». Такого не было, поверьте. Признаюсь и в другом, до последнего времени мы рас­сматривали «Єдність» как своих едино­мышленников.

- Правда ли, что уже после 31 октя­бря в область было доведено поже­лание центрального аппарата партии избрать главой облсовета только «регионала»?

- Нет. Из Киева никто никаких поже­ланий «не спускал». Сергей Татусяк ру­ководил предвыборным штабом, поэто­му его кандидатура рассматривалась как приоритетная. Он заслужил это.

- После выборов Вы сказали, что не исключаете принятия кадровых решений по главам районов, в какой-то степени «проваливших» выборы. Определились, с кем будете про­щаться?

- Этот вопрос в работе. Чтобы не вызывать различных кривотолков, не стану озвучивать фамилии, но могу за­верить, что кое с кем прощаться будем - с теми, кто не умеет разговаривать с людьми и качественно работать.

- В прошлом интервью «РЕАЛу» Вы говорили, что не прочь предложить Дмитрию Дворкису пост советника по Виннице. Был ли у Вас с ним раз­говор на эту тему?

- Он ко мне по этому вопросу не об­ращался. Если у него появится такое желание, я и сейчас не прочь взять его советником по городу, конкретно по на­правлению, которое даже звучит очень страшно, - по ЖКХ.

- Оговаривали ли Вы в последние месяцы с президентом или премье­ром возможность финансирования из госбюджета в будущем году соо­ружения масштабных объектов? К примеру, моста в Виннице...

- Такие вопросы с президентом не об­суждаются. Финансирование таких объ­ектов в компетенции исключительно правительства. Я с премьер-министром общаюсь очень часто, в телефонном ре­жиме практически каждый день. Тему сооружения моста мы не затрагивали. Если говорить о Виннице, то обговари­вали вопросы финансирования работ по хирургическому корпусу Пирогов­ской больницы. Речь идет о выделении до конца года 3-5 миллионов гривен. Должен отметить, что когда меня толь­ко назначили губернатором, строитель­ство стояло на мертвой точке, а сейчас оно ведется полным ходом. Мы на сегод­няшний день накрыли здание крышей, установили окна, сейчас подводим те­плотрассу, чтобы можно было присту­пить к внутренним работам.

Кто ездит в Киев, видит, сколько строек разморожено. И на каждом объ­екте есть проблемы с финансировани­ем. Но, несмотря на это, за последнее время на уровне государства запустили массу объектов. Не только в Киеве, но и в регионах. Это очень большие капи­таловложения. Если говорить о нашей области, то сейчас ведется строитель­ство школы в Сосновке Шаргородского района, поликлиники райбольницы в Шаргороде, школы в Томашпольском районе. До конца года, думаю, будут сданы в эксплуатацию ветки водопровода в Турбове, поеду перерезать ленточку. Кстати, уже взята санкция на арест ди­ректора местного предприятия. Мы подо­зреваем, что хром в колодцах появился не случайно и не из прежних брошенных резервуаров, а руководство завода со­вершило диверсию.

Среди приоритетных задач - рекон­струкция Казатинского и Жмеринского вокзалов. Они представляют собой архитектурную ценность, а кроме того, формируют лицо Винничины. В Казатине вокзал уже реконструируется, рабо­ты выполняет «Юго-Западная железная дорога», а к ремонту жмеринского вок­зала вскоре будем приступать. Принци­пиально вопрос с Николаем Яновичем решен. Также мы регулярно обсуждаем тему завершения строительства окруж­ной дороги вокруг Калиновки, создания скоростной трассы от Винницы до Киева, реконструкции нашего аэропорта.

- Окружная дорога вокруг Калинов­ки строится в условиях отсутствия средств. Шансы, что работы будут за­вершены к концу году, велики?

- Она будет сдана в этом году! Я там в вагончике практически сплю, не отлу­чаясь... За сутки укладываем 4 тысячи тонн асфальта. У нас все любят говорить о том, что денег недостаточно. Конечно, без них нельзя работать, но нужно нау­читься беречь те средства, которые есть. А у нас как, сколько не дай - все мало. Деньги на дорогу есть. «Укравтодор» по­лучил кредит, но эти деньги пока есть виртуально, поэтому работаем в долг. Могу сказать, что подрядчику уже пере­числили 70 миллионов, осталось около 50 млн. гривен. К Новому году завершим работы на объекте, не исключено, что от­крывать его приедет Виктор Янукович.

«Если вдруг на уровне районной власти возникнут разногласия, начнут разбираться, кто главней - полетят с работы оба чиновника»

 

- Последние пять лет область сла­вилась единодушием, слаженностью действий областной и городской властей. В последние годы у всех на слуху были совместные обсуждения различных проектов «триумвирата» губернатора, главы облсовета и мэ­ра областного центра. Сегодня такой симбиоз в работе сохраняется? Какие у Вас отношения с мэром Винницы?

- А какими они должны быть? Вы жде­те сенсации? Должен разочаровать. С Владимиром Гройсманом мы поддержи­ваем самые теплые, деловые, конструк­тивные отношения. И никто никогда не услышит, что среди представителей вла­сти есть разногласия. Этого нет в Винни­це, не будет и в районах. Если вдруг на уровне районной власти возникнут раз­ногласия, начнут разбираться, кто главней - полетят с работы оба чиновника, которые не смогли прийти к единой по­зиции. Если начнут делить власть, толку не будет, нужно освобождать и одного, и другого. Значит, люди ошиблись, что доверили им власть. Полномочий и так у всех достаточно, нужно только с умом их использовать.

- Расскажите, что из сделанного на посту главы области считаете наибо­лее важным, значимым для региона. Что лично Вам принесло моральное удовлетворение?

- На самом деле это очень сложный во­прос. Для меня важна оценка людей и их доверие. Пост губернатора позволяет из­менить жизнь людей в лучшую сторону. Прежде всего, способствовать созданию новых рабочих мест. Во многих селах се­годня сложилась патовая ситуация. Лю­ди остались без работы, они не живут, а существуют. И деградируют, пьянству­ют. Я поставил перед собой задачу не только сохранить, но и развивать сель­скую местность. Людям нужно помочь не только найти работу, но и обратить на себя внимание. Они должны заботиться о своем здоровье, культурном развитии. А то ведь сейчас можно встретить мужика среднего возраста со словарным запасом в десять слов, из которых восемь нецен­зурные. Поэтому я считаю, что для нашей области сегодня приоритетными должны быть три программы - по здравоохране­нию, безопасности и развитию культуры. Нам нужно создать условия, при которых молодежь не станет уезжать из сел. Это нужно было делать еще вчера.

Я очень люблю Винничину. По разным причинам. Не только потому, что родил­ся здесь. Наша область - одна из луч­ших в Украине. Не секрет, что подоляне отличаются менталитетом от волынян, слобожан, галичан. Они немного другие. Подоляне - это терпеливые и очень до­бросовестные люди. Когда-то я работал в службе охраны первого президента, так вот, весь состав охраны состоял из уро­женцев Винницкой области. Среди нас не было ни одного разгильдяя. Думаю, это показательно. И я абсолютно уверен, что с нашими людьми можно достичь любых намеченных целей.

Я не могу назвать то, что лично мне принесло моральное удовлетворение. Считаю, что еще недостаточно сделал для области, чтобы этим гордиться, а кроме того я никогда не удовлетворяюсь достигнутым.

- Стоимость природного газа ста­бильно повышается. И по прогнозам, будет и в будущем расти. Не исключе­но, что скоро сельским жителям бу­дет просто не по карману оплачивать сжигаемое голубое топливо. С учетом этого, есть ли смысл в дальнейшей га­зификации?

- Наверное, лучше других на этот во­прос ответят те люди, которые десяти­летиями ждали прокладки газопровода в село и теперь получили возможность топить дома газом. Я общался с очень многими. Они не скрывали эмоций и обе­щали, что будут исправно платить. Когда мы сдаем в эксплуатацию очередной га­зопровод - это праздник для села.

На прошлой неделе мы запустили га­зопровод в Михайловке Шаргородского района. До Нового года есть намерения и возможности завершить работы в Деребчине и Джурине на Шаргородщине. Эти села расположены рядом, до сда­чи объектов осталось решить лишь не­значительные технические вопросы. По большому счету, остальные газопрово­ды будут введены в эксплуатацию по­сле полного финансирования работ HAK «Нефтегаз Украины». Газопровод высокого давления подведен к таким селам Барского района как Сеферовка, Буцни, Борщи, Голубевка, Мартыновка, Кузьминцы, Чемериское, Журавлевка, Ялтушков, Мигалевцы. Из сметной стои­мости в 5 миллионов 874 тысяч гривен осталось профинансировать 370 тысяч и газ можно включить в каждом из на­званных сел. Аналогичная ситуация в Бершадском районе, там до заверше­ния работ необходимо вложить еще 300 тысяч, в Жмеринском - 700 тысяч. Мы провели полный анализ состояния всех строительных работ газового хозяйства и определили, какие объекты требуют наименьшего финансирования. Их бу­дем завершать в первую очередь. К при­меру, для газификации сел Почапинцы, Зоринцы и Слобода-Почапинская Жме­ринского района необходимо всего 250 тысяч, чтобы газ появился в Алексеевке того же района - 220 тысяч, Немии, Серебрии Могилев-Подольского райо­на - 850 тысяч. Работы по газификации сел Мизяков, Слободка-Мизяковская и Павленки Калиновского района недав­но завершены.

Я уверен, ежеквартально можно нахо­дить несколько миллионов гривен на то, чтобы вводить отдельные газопроводы, где нужны относительно небольшие ин­вестиции. Конечно, в дальнейшем мы на­мерены индивидуально подходить к каж­дому населенному пункту. Где газопровод можно провести, это экономически целе­сообразно, будем и дальше продолжать работы, искать средства и вводить объ­екты, а там, где прокладка газопровода слишком дорогая - сосредоточимся на применении для отопления электроэнер­гии. Причем, именно в ночное время, ког­да она значительно дешевле.

- Вы инициировали создание сети молокоприемных пунктов. Эта про­грамма оправдывает себя?

- Сторицей. Она позволяет добить­ся качественно нового сбора молока от населения. Сегодня в области работает около десятка молокотоварных ферм с высокотехнологическим оборудовани­ем. Например, в Радивке, Черепашинцах, Павловке Калиновского района. Они заготавливают молоко по цене в два раза дороже, чем от коров, которых держат в индивидуальных хозяйствах. Почему так? На фермах высокое качество продукции, молоко без примесей. Меню для коров готовят специалисты, кор­ма подбирают сбалансированные, и воду буренки пьют чистую, после фильтрации, а зимой к тому же подогретую. А у людей коровы выпасаются на поле, пьют из став­ка мутную воду. Некоторые наши бабушки - божьи одуванчики - спаивают народ са­могоном, торгуют маком, и очень падки на изобретения. Они сдают два ведра, а чет­верть из «удоя» - обычная вода. И хотят, чтобы у них принимали не глядя. Я был на Вапнярском иТульчинском молокозаводах.

Так вот, там уверяют, что 12% всего заго­товленного у населения молока - фальси­фикат. Хорошо, если в молоке только во­да, ее можно выпарить, но наши умельцы добавляют стиральный порошок и прочие моющие средства.

Чтобы навести порядок с заготовками, нами разработана специальная програм­ма. В сутки в области заготавливается 1 750 тонн молока, из них 1 200 тонн от лю­дей. Автоматизировать проверку продукции нельзя. Поэтому процесс будет происходить несколько по-иному. По селу будет ездить подвода с «именными» бидонами. Хозяйка сливает в бидон свое молоко, а пару капель - в «именную» пробирку для исследования. На молокоприемном пункте сделают анали­зы образцов. И сразу будет ясно, чье молоко бракованное. Затем приезжает машина, она проверяется работником приемного пункта и туда выливается нормального качества продукт, потом цистерна опечатывается, выписывается накладная, и машина едет на молокозавод. Экспертиза транспорта обязательна, а то у нас водители тоже по­рою хитрят - четверть цистерны могут за­полнить водой.

Согласен, это очень громоздкая техно­логия заготовки. Она не нравится ни пе­реработчикам, ни тем, кто сдает молоко. Особенно недовольны посредники, кото­рые доставляют молоко. Некоторые из них владеют 7-8 машинами и зарабатывают на доливе воды огромные деньги. По нашим подсчетам, на рынке молока Винницкой об­ласти вращается 1 миллиард гривен (годо­вой оборот. - Ред.). Причем, 600 миллионов - легально, остальное - в тени. «Теневые» деньги, идут, в том числе, на подкуп чинов­ников контролирующих инстанций. Так вот, чтобы рынок сделать прозрачным, нужна именно такая система.

Помимо этого, в молокоперерабатывающей отрасли две проблемы со сбытом. Пер­вая вызвана интервенцией дешевого мо­лока из Польши. А вторая в том, что наши молокоперерабатывающие заводы не хотят изготавливать кисломолочную продукцию. В магазинах области лишь 5% местной про­дукции, которую поставляют Шаргородский и Литинский заводы, остальное завозят из других регионов. Почему же при таком по­тенциале столь низкие результаты? Дело в том, что невыгодно. Производителям луч­ше отправлять продукцию (сыворотку, су­хое молоко и прочее) на экспорт и зараба­тывать на возврате НДС. Я думаю, что эту ситуацию можно изменить, в том числе и при содействии контролирующих органов, которые станут более тщательно отслежи­вать размеры компенсаций импортерам. Кстати, что касается рынков сбыта, то их можно найти. Сегодня мы решаем вопро­сы об экспорте сыра в Казахстан. Правда, для этого нашу продукцию нужно провести через территорию РФ, а для этого получить соответствующие разрешения тамошних санветслужб. Так или иначе, а молочная отрасль остается одной из приоритетных в плане развития всей области. Хотя и не единственной. К примеру, в Свердловской области интересуются нашим сахаром. Се­годня на Винничине эксплуатируются за­воды с технологиями каменного века, по­строенные сто лет назад. Мы и сахарную отрасль будем поднимать. Сейчас проек­тируется строительство высокотехнологи­ческого сахарного завода. Он такой будет единственный в Украине.

- Что будет собой представлять буду­щая университетская клиника на базе медуниверситета им. Пирогова? Знаю, Вы опекаетесь этим проектом.

- Во всем мире существует практика, ког­да студенты учатся не столько в аудитори­ях, сколько в палате рядом с больным. Наш медуниверситет пользуется заслуженной славой в Украине, и когда я рассказал о состоянии здоровья наших земляков, Ни­колай Азаров предложил создать на базе вуза университетскую клинику с межреги­ональным статусом. Естественно, мы идею поддержали. Она уже начинает воплощаться в жизнь. Для нее уже практически подо­бран участок земли на 7 гектарах в районе Хмельницкого шоссе и улицы Максимовича. Это лесной массив. Сегодня кафедры вуза разбросаны по больницам города, лечебные учреждения не всегда приспособлены для ведения учебного процесса. С сооружением университетской клиники кафедры будут сосредоточены в одном здании, и ориенти­рованы на сочетание теории с практикой.

- Во сколько может обойтись государ­ству строительство такого объекта?

- Я сегодня не готов назвать точные циф­ры, думаю, он может стоить от 100 до 200 миллионов гривен. Может и больше. Рабо­та непростая, к тому же ничего подобного в Украине прежде еще не создавалось. Наш университет будет пионером. Пока проект находится на согласовании в Кабмине, па­раллельно создается фонд имени Николая Пирогова, чтобы можно было приступить к начальным работам. Как и любая задумка, этот проект требует больших усилий, что­бы продвигать его через наши бюрократи­ческие лабиринты. Но могу заверить, что в госбюджете будет отдельной строкой зало­жены средства на его реализацию. Думаю, что медицинский центр через 3-4 года бу­дет построен.

Ректор вуза Василий Мороз и первый заместитель главы облгосадминистрации Иван Мовчан уже побывали в Германии, по­знакомились с опытом немецких коллег. Нам еще предстоят поездки в Тель-Авивский и Иерусалимский университеты. Все лучшее из увиденного будем внедрять у себя.

«Я начал с запрета курения и пьянок, завершу запретом «празднования». Пока никто не наказан, но я еще собираюсь кого-то поймать и устроить «показательную порку»

 

- Очень часто телевизионщики де­монстрируют, как в зале ВР один пар­ламентарий голосует за нескольких коллег. Ваша карточка для голосо­вания при Вас?

- Моя карточка при мне. Но я не раз­деляю предубежденность по этому по­воду. Когда депутаты избирались ис­ключительно по мажоритарным окру­гам, каждый из них придерживался, скажем так, собственной политики. Если для принятия того или иного ре­шения важен был голос депутата, его находили, с ним договаривались. А сегодня фракция - это коллективный ор­ган, который принимает коллегиальное решение, поэтому не нахожу ничего страшного в том, что моей карточкой проголосуют без меня. Это логично.

Я по сегодняшний день являюсь членом президиума фракции ПР. Ког­да я занимался депутатской деятель­ностью, то через мои руки проходи­ли фактически все законопроекты. Я приходил раньше других, знакомился, как и еще несколько экспертов, с доку­ментами и мы решали, какую позицию предложить фракции. Потом за час до заседания парламента излагали свое мнение, затем мы вместе обсуждали законопроекты и согласовывали еди­ное мнение. Для того чтобы Михаил Чечетов в сессионном зале поднял ру­ку, я должен был «поставить крестик» напротив конкретного пункта. Поэтому если моя карточка проголосует в мое отсутствие, я не считаю это противо­естественным. Депутат может быть в командировке, отсутствовать в сесси­онном зале по другим уважительным причинам, но его мнение совпадает с мнением фракции. Если бы это было не так, то в Украине был бы шквал за­явлений депутатов с возмущениями, что их голос украли. А если этого нет, значит, голосования отражают волю нардепов.

- Создание Национального бюро расследования, или Антикоррупционного комитета называют Вашим детищем. Как идет процесс его фор­мирования?

- Никак не идет. У меня есть четкое видение этой структуры, я понимаю, какой она должна быть и что должна делать на национальном уровне, что­бы обуздать те коррупционные про­цессы, которые захлестнули страну. Но сегодня я даже не интересуюсь вопросами создания этой структуры. Они меня перестали интересовать. Ни должность министра, ни директора бю­ро меня сейчас не привлекает. Я этим переболел, теперь хочу вести здоровый образ жизни, навязать его тем, кто же­лает, заниматься проблемами простых людей. И что принципиально - здесь, в Винницкой области.

- Какова нынче «чистая» зарпла­та губернатора?

- Не знаю. Честно. Как губернатор, я зарплаты не получаю. Я давно напи­сал заявление о сложении своих де­путатских обязанностей, но пока оно не подписано, поэтому моя трудовая книжка находится в Верховной Раде, и получаю я депутатскую зарплату.

- Не раздражает ли Вас, что в по­следнее время, как только подни­мается тема расследования дела Гонгадзе, вспоминают Ваше имя, как участника некоего разговора между Юрием Кравченко и Влади­миром Пит­ейным?

- Конечно, раздражает. Я думаю, эти манипуляции преднаме­ренные. Не всем нравится моя пози­ция. Мое имя вспоминают потому, что я начинал расследование по этому де­лу, вспоминают потому что я - близкий соратник экс-министра Кравченко, на которого сейчас пытаются все сва­лить. Я много об этом говорил на эфи­ре у Савика Шустера. Я говорил и буду говорить, что Кравченко убили. Само­убийство - инсинуация. Впрочем, это длинная история и «тонкая» тема. О ней можно рассказывать часами...

- Как провели отпуск?

- Не в Америке, как судачили обо мне. Я отдыхал на Южном побережье Крыма. У меня есть документальные доказательства - фотографии. Имен­но в то время там проходил бал хри­зантем, где меня сфотографировали.

- Где собираетесь встречать Но­вый год? Новогодние подарки вы­бираете сами?

- Встречать планирую с сыном. Правда, пока не знаю, где. Может быть, удастся на недельку съездить в «Буковель», покататься на лыжах. Что касается выбора подарков, одно­значно ответить не могу. Смотря кому подарки. Если нужен дежурный пода­рок, то водитель покупает. Если пер­сональный, то сам выбираю...

- Введенное Вами табу на куре­ние и празднование на рабочих ме­стах чиновники соблюдают? Как наказывают нарушителей?

- В облгосадминистрации запретов придерживаются. По долгу службы мне достаточно часто приходится по­сещать различные мероприятия, по­священные всевозможным профес­сиональным и непрофессиональным праздникам. Традиция такая сложи­лась. Я как-то посмотрел календарь и ужаснулся, у нас ведь практически каждый день «праздничный». Может быть, я снова иду на непопулярные меры, но теперь я хочу запретить такие «праздники» в рабочее время и на рабочем месте. Нигде в мире тако­го нет, только у нас - что ни день, то праздник. Работать некогда. Поэтому я начал с запрета курения и пьянок, завершу запретом «празднования». За нарушение запрета пока никто не наказан, но я еще собираюсь кого-то поймать, и устроить «показательную порку».

А еще я хочу сократить бумагопоток. Вы себе не представляете, сколь­ко различных, порой не особо знача­щих документов поступает в облгосадминистрацию, от нас - в районы, а оттуда - в села. Посмотрите на работу директора школы, он сутками пишет отчеты, приказы, пояснения. Зачем? Толку от этого нет, а время, которое нужно для педагогической работы, просто «сгорает». Потом, вызовы... К примеру, каждую неделю председа­телей сельсоветов вызывают в рай­центр. Нужно ехать и тратить свой бензин, целый рабочий день на то, что можно донести или решить и в теле­фонном режиме.

Есть масса задач, решение которых позволит упростить жизнь простым людям. Я считаю, что необходимо вер­нуть сельсоветам функции нотариаль­ных контор. Сегодня бабушке из села приходится ехать за 30-40 километров в районный центр к нотариусу. Зачем? Десятилетиями сельсоветы справля­лись с заверением многих документов. А теперь вместо того, чтобы упростить взаимоотношения гражданина с вла­стью, их заводят в тупик.

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ, газета "Вінницькі РЕАЛії"

Матеріали по темі