Політика

Валерий Коровий: Очень жалею, что гидре бюрократии в контролирующих органах не удалось отрубить голову

31 грудня 2010, 13:26

Будучи первым заместителем губернато­ра, Валерию Коровию приходилось регу­лярно озвучивать непопулярные решения, «разруливать» конфликтные ситуации, не поддерживая открыто ни одну из сторон. После десяти лет, проведенных «на линии огня», он решил отдохнуть от чиновничьей работы. Как глава наблюдательного сове­та Инвестиционно-промышленной группы «КМТ» Валерий Викторович чувствует себя более свободным человеком, хотя и с со­жалением отмечает, что нынешняя власть упускает рычаги управления областью.

«Демократизация с точки зрения подходов к организации работы в области осталась в прошлом»

- Валерий Викторович, гово­рят, до местных выборов между ПР и «Єдністю» существовали определенные договоренно­сти по кадровым вопросам. Вас рассматривали как наиболее вероятную кандидатуру на пост заместителя главы облсовета. Какая кошка пробежала между винницкими «регионалами» и сторонниками Домбровского-Заболотного?

- Никаких официальных догово­ренностей между партийными ор­ганизациями не было. Насколько мне известно, были личные дого­воренности между Григорием Заболотным и губернатором Никола­ем Джигой об определенной коор­динации действий. Почему они не реализованы, я не могу комменти­ровать, поскольку не участвовал в переговорах.

Вы говорите, что Коровий пре­тендовал на должность замести­теля главь областного совета. Это не более чем слухи. На этот счет никаких договоренностей никогда не существовало. Вероятно, разго­воры вызваны моими дружескими отношениями с Сергеем Татусяком. Сергея Филипповича я знаю не один ' год, но могу подтвердить, что никог­да с ним об этом не говорил. Друж­ба дружбой, а служба службой. Я ни в коей мере не хотел бы своими политическими взглядами ставить его в неудобное положение. И он прекрасно знает о моих взглядах на процессы, которые происходят кон­кретно в Винницкой области.

Более того, в свое время из не­официальных источников я был проинформирован о том, что ПР и «Батьківщина» договорились о поддержке Сергея Татусяка на вы­борах главы облсовета, и как след­ствие, поддержки Партии регионов кандидатуры Юрия Медведева на пост заместителя главы. А если я знал об этой договоренности, то да­же по этой причине было нелогично вмешиваться.

Да, я не голосовал за назначение С. Татусяка. Существуют конкрет­ные обязательства перед избирате­лями, голосовавшими за «Єдність». Не в моих правилах игнорировать доверие людей и обменивать его на должности.

- А до выборов или после них ваша партия и «Батьківщина» обсуждали тему консолидации действий в будущем?

- Переговоры проводили лиде­ры парторганизаций - Александр Домбровский и Юрий Медведев. На первом этапе были достигнуты договоренности относительно со­вместной работы по недопущению фальсификации выборов. Можем вспомнить события вокруг изби­рательного участка в Стрижавке, где фактически был фальсифици­рован протокол участковой комис­сии. Также мне было известно о со­гласии «Батьківщини» поддержать кандидатуру Григория Заболотного при избрании главы облсовета. По­чему эти намерения не были реали­зованы, я не знаю.

- Как первый заместитель гу­бернатора Вы около 5 лет отве­чали за экономический блок. Те­перь, будучи не у власти, можете взглядом «со стороны» оценить свою работу. О чем жалеете? Что было сделано не так?

- Пока я нахожусь в состоянии инерции «выхода» из власти. На­верное, поэтому, анализируя дей­ствия областных властей и контро­лирующих органов, очень болезнен­но реагирую на них. За «пятилет­ку» мы с вами прожили несколько периодов - и стабильного роста и стагнации, связанной с финансо­вым кризисом, когда приходилось поддерживать на плаву ситуацию. Я прекрасно помню, как Госказначейство не проводило пла­тежи, оставив об­ласть без копейки, как во время пред­выборной президент­ской кампании никто из чиновников не хо­тел заниматься сво­ей непосредствен­ной работой... Но мы все сде­лали, чтобы на людях не отразились эти события.

О чем я жалею? По­жалуй, в большей сте­пени о том, что в тече­ние тех пяти лет нам не удалось сломать об­щую тенденцию и сде­лать организацию вла­сти в Винницкой обла­сти проевропейской.

- Это можно было сделать в отдельно взятой об­ласти?

- А почему нет? Если людям по­казать, что может быть лучше, они станут сопротивляться изменениям в худшую сторону. И очень настойчи­во. Я и мои коллеги старались делать все возможное, чтобы власть была более демократичной, открытой, и максимально приближена к людям. К сожалению, сейчас ситуация с от­крытостью настолько поменялась, что попасть на прием к первым лицам облгосадминистрации фактически невозможно. И почему-то я думаю, что возврата к прежним подходам не будет. Демократизация с точки зре­ния подходов к организации работы в ОГА осталась в прошлом.

Как глава наблюдательного со­вета ИПГ «КМТ», я сейчас вплотную занимаюсь реализацией отдельных инвестиционных проектов. И вижу, что если вернусь на руководящую должность в органы власти, то, пре­жде всего, буду ставить вопрос о коррекции вертикали работы кон­тролирующих органов.

Возможно, эта тема всем наби­ла оскомину, но сегодня отношения бизнеса и контролирующих органов напоминают мне нечестный футбол. Болельщики поймут, о чем я говорю. Это когда от одной команды требуют играть по правилам, а другой позво­ляют не только их нарушать, но еще и судья становится неформально 12-м игроком. Очень жалею, что гидре бю­рократии в контролирующих органах не удалось отрубить голову. Теперь она ее поднимает и по сути форми­рует систему беспредела. Я со всей ответственностью могу заявлять, что некоторые контролирующие ор­ганы, в первую очередь это касается налоговой, действуют вопреки зако­ну, требуя при этом соблюдения за­кона от бизнеса.

К примеру, деревообрабатываю­щее предприятие с иностранным ка­питалом ввозит оборудование, пла­тит налоги, а потом в силу каких-то причин контролирующий орган тре­бует от компании списать НДС, да еще и штраф накладывает. Более того, я считаю, что такое поведение -это вызов не отдельно взятому биз­несу, а и всем тем людям, которые отвечают за Винницкую область. Пусть такие случаи и единичные, но они формируют впечатление о реги­оне. Глядя на происходящее, потен­циальные инвесторы задумываются, стоит ли вкладывать тут деньги. Хо­тел бы, чтобы это поняли все депу­таты облсовета, вне зависимости от партийной принадлежности.

- Кто-то из крупных инвесторов уже пересмотрел свое отношение к области?

- Для объективности я пойду мето­дом от обратного. А кто-то публично заявил о реализации нового проек­та в Винницкой области? Сегодня мы являемся свидетелями того, как власти говорят о птицекомплексе под Ладыжином, который возводит «Мироновский хлебопродукт», или строительстве кондитерской фабри­ки. Но эти проекты стартовали до прихода нынешней власти. Деклара­ции о том, что в области будут стро­ить завод по производству цемента или новый комбинат хлебопродук­тов из уст чиновников звучат неубе­дительно. Если инвестпроект будет реализовываться, об этом должна говорить компания, которая вкла­дывает деньги. Тогда в инвестиции можно верить.

Поверьте, я отнюдь не злорад­ствую. Я всегда считал себя патри­отом и всем сердцем желаю, чтобы к нам приходили новые компании, вкладывали свой капитал в регион. Но по целому ряду причин я считаю, что на сегодняшний день ситуация в области неблагоприятная для вло­жения капитала в новые проекты.

Пора серьезно задуматься о при­чинах. А они на поверхности. Можно констатировать, что фактически кон­тролирующие органы вышли из-под контроля облгосадминистрации и по­просту мешают нормальному разви­тию области. Весь бизнес смотрит на областную власть как на инстанцию, которая должна «взять власть в свои руки», и обеспечить жесткую коор­динацию работы служб надзора. Да, Николай Васильевич Джига демон­стрирует искренние попытки взять ситуацию под контроль, но...

Честно говоря, я себе даже не представляю, чтобы в свою быт­ность первым замом возникла си­туация, когда с руководителем кон­тролирующего органа провели бесе­ду по конкретному предприятию, а он потом все равно его штрафовал. Такого просто не могло быть. Теперь это становится нормой. Парадок­сально. Областная власть всегда со­вместно с налоговой администраци­ей несет ответственность за то, что происходит. Так было и так будет.

Не хочу никого огульно обвинять. Я с большим уважением отношусь к специалистам ГНА, многих хорошо знаю. Поэтому считаю, что нельзя специалистов использовать как ин­струмент, лишая самостоятельных действий в плане объективности проверок.

«В последнее время работа в облгосадминистрации напоминала труд в пожарной команде, когда 90% времени приходилось «тушить пожары»

 

- В каких отношениях Вы с Иваном Мовчаном, который нынче занимает должность, бывшую Вашей? Приходится ли обсуж­дать общие темы, консолидиро­вано решать экономические во­просы?

- Отношения у нас с Иваном Михай­ловичем вполне нормальные. Кон­кретные задачи мы не обсуждаем. Возможно, он, как первый замести­тель главы облгосадминистрации, имеет свое видение и не нуждает­ся в советчике в моем лице. Я eco понимаю. И это нормально. В свою очередь не могу не отметить с по­ложительной стороны проведен­ную им работу по инвентаризации земель сельхозназначения, чего, к сожалению, не сделал предыдущий состав ОГА.

Это очень «мощный» и правильный шаг. Другое дело, как будет разви­ваться это направление. Что я имею в виду? Все, что касается земельных отношений - достаточно деликат­ная тема. В законодательстве вы нигде не увидите, что за райгосадминистрацией предусмотрено право вмешиваться в процесс отношений между арендодателем и арендато­ром. При этом земельные паи чрез­вычайно интересны для бизнеса. Не секрет, что аграрный бизнес факти­чески является оффшорной зоной, которая практически не платит ни­каких налогов, кроме фиксирован­ного. И одновременно с этим для инвесторов очень привлекательна перспектива вложения денег в этот сектор. Поэтому лично мне очень хо­чется, чтобы все последующие шаги пошли на пользу тех, кто сдает зем­лю в аренду.

Кроме того, не может не волновать то, что в последнее время начали появляться первые ростки админи­стративного вмешательства в сугубо экономические процессы. Возьмем, к примеру, сегмент рынка заготовки молока. Повышение закупочных цен сегодня преподносится как благо, а что будет, когда, начиная с весны, коровы начнут больше доиться, и це­ны вынуждено упадут?.. Я не против госрегуляции, но любые решения в этом плане должны быть очень взве­шенными и учитывать объективные тенденции во всем сельском хозяй­стве. Не может сегмент рынка раз­виваться так, как хочет отдельный чиновник. Кстати, излишнее вмеша­тельство тоже служит тормозом для реализации инвестпроектов в этой отрасли. Честно говоря, в этом во­просе вся надежда именно на про­фессионализм Ивана Мовчана.

- Поконкретней можно? К чему может привести вмешательство власти?

- К различным перекосам. Мы сей­час находимся на пороге очень боль­ших перемен. Последующий за кризи­сом экономический рост во всем мире будет исходить не от ипотечных про­грамм, а от рынков продовольствия. Во-первых, увеличивается населе­ние планеты, а во-вторых, в некогда бедных, но густонаселенных странах Азии теперь хотят лучше питаться, а в-третьих, значительный объем сель­хозпродукции стал использоваться для производства биодизеля. Спрос рас­тет, а предложение отстает. Это некий вызов для Украины, и нашей аграрной области конкретно.

Аграрный бизнес завтра будет наи­более перспективным, поэтому многие крупные зарубежные компании анали­зируют, у кого можно купить имуще­ственные права на землю. Повышен­ный интерес создает предпосылки для появления посредников, в том числе из среды местной власти, которые хо­тят на этом заработать. Не исключе­но, что с выгодой останутся все, кроме простых людей. Поэтому мне хотелось бы верить, что тот, кто сегодня пред­ставляет исполнительную ветвь вла­сти, сделает правильные шаги, и про­цесс вхождения инвесторов в аграрный сектор будет с максимальной выгодой для людей.

- В последние несколько лет у ру­ководства области наладились до­статочно хорошие связи со Швей­царией, Австрией, другими страна­ми. Обычно подобные отношения базируются на личных контактах конкретных людей. Смена власти отразится на тех совместных про­граммах, реализация которых нача­та в области в прошлые годы?

- Очень хочется верить, что програм­мы будут продолжены. Это, кстати, то­же очень деликатная тема. По Винни­це ездят швейцарские трамваи, а не в другом городе. Винниччина и Крым были выбраны швейцарцами для реализа­ции пилотных проектов по водообеспечению. Швейцарская сторона помо­гает нашим лечебным учреждениям в оснащении аппаратурой, с ее участием создан перинатальный центр (для но­ворожденных. - Авт.).

Очень многое из этого реализовано благодаря личным отношениям. В свое время нам удалось доказать, что мест­ные органы власти являются ответ­ственными партнерами с современным мышлением. Сейчас, насколько мне известно, европейцы присматривают­ся... Я сделаю все, зависящее от меня, чтобы убедить их в том, что с областью можно и в дальнейшем сотрудничать. Но выводы они будут делать сами. Мы вплотную подошли к реализации про­граммы по поддержке территориаль­ных громад в плане утилизации стихий­ных свалок мусора. Хотели отработать инструментарий для дальнейшего ис­пользования.

- На каком этапе реализация это­го проекта?

- Швейцарская сторона пока не определилась с выбором региона. Пре­тендуют многие, и конкуренция очень жесткая.

- Со сменой губернатора Вы зна­ли о скором уходе и говорили, что собираетесь отдохнуть. А вместо этого практически сразу после от­ставки стали одним из руководите­лей Инвестиционно-промышленной группы «КМТ». Вы являетесь одним из ее соучредителей?

- Я работаю как менеджер без пря­мых административных функций. По законодательству главой наблюда­тельного совета может быть назначен только тот, кто не имеет корпоратив­ных прав в компании. У меня четко определенный круг полномочий.

- Предложение поступило, еще когда работали в облгосадминистрации?

- Дело в том, что процедура моего увольнения была растянута на месяц. В первые дни губернаторства Нико­лай Джига пригласил меня для бесе­ды и сказал, что нужно определяться с будущим местом работы, поскольку я представляю иную политическую си­лу, мол, «не обижайтесь, но нужно ухо­дить». Я и ответил, что прекрасно по­нимаю ситуацию, и никаких обид быть не может в принципе. Но еще месяц ра­ботал, пока документы об увольнении рассматривались в Киеве. На области мое подвешенное состояние не отраз­илось. Бюджетники вовремя получили зарплаты и отпускные.

Что касается будущего трудоустрой­ства, было четыре или пять предложе­ний разного плана, в том числе я мог остаться в исполнительной власти. Но я довольно давно дружен с президен­том компании «КМТ», поэтому принял такое решение. Не могу сказать, что объем работы особо уменьшился, но теперь моя деятельность находится в более прагматичном русле. Откровен­но говоря, в последнее время работа в облгосадминистрации напоминала труд в пожарной команде, когда 90% времени приходилось «тушить пожа­ры». Тушил, да так, что и журналисты не замечали, что где-то «горело».

Работа чиновника всегда была не­благодарной. Знаете, уровень дове­рия людей ко мне стремительно уве­личился с уходом из власти. Социоло­ги мне объяснили причину. К примеру, люди перекрыли дорогу на Соборной. К протестующим выходит Коровий. Он позиционируется с властью. Или ГПЗ. Собственник не выплачивает зарплату. Опять конфликт заглаживает Коровий.

Фактически чиновник ассоциирует­ся с паразитом, который не решает проблемы так, как всем хочется. У людей моя фамилия была связана с человеком, который разгребает са­мые неприятные и проблематичные ситуации. Но как только я ушел и включился в предвыборную кампа­нию, стал лично беседовать с людь­ми, соцопрос показал, что уровень доверия вырос в два раза. Получает­ся, чем дальше от власти - тем выше уровень доверия. Об этом стоит за­думаться самой власти. Но лично я убежден, что чиновник должен быть аполитичным. Иначе мы провоциру­ем популизм.

- Раньше компанию «КМТ» счи­тали преимущественно маслотрейдером. Несколько лет назад с ней начали связывать крупные торговые центры в Виннице. На­сколько сейчас считается пер­спективным вложение средств в коммерческую недвижимость?

- Сегодня все, что не касается про­изводства, переживает непростые часы. Подробней вдаваться в эти вопросы мне бы не хотелось.

- Речь идет о создании полно­ценного агрохолдинга?

- Мы не будем создавать агрохолдинг, но сегодня общая стратегия компании предусматривает разви­тие производства с использовани­ем современных перерабатывающих технологий. Остальное - коммерче­ская тайна. Не хочу, чтобы налого­вые органы по пятам ходили.

«Многих депутатов не устраивает роль народных адвокатов. Увидите, они очень скоро разочаруются, и на сессиях будут дремать, если вообще придут»

 

- Впредь политикой занимать­ся будете?

- Как депутат облсовета и глава постоянной комиссии по вопросам административно-территориального устройства я от нее никуда не де­нусь. Законодательно статус пред­полагает, что депутат облсовета ста­новится народным адвокатом. Тем моим коллегам, которые серьезно потратились на выборах, такая стезя не очень интересна. Что поделать? Нужно понимать, что никакой депу­тат в рамках облсовета никогда не отобьет свои «инвестиции» в пред­выборный процесс.

- Почему же тогда бытует такое мнение именно среди тех, кто вкладывал средства в депутат­ство? Суммы, которые вклады­вают бизнесмены, исчисляются десятками тысяч...

- Это от незнания законов. Суще­ствует огромная разница между об­ластным и городским или сельским советом. В Украине далеко не со­вершенная система местного само­управления. Роль депутата горсовета в разы выше, нежели депута­та областного. Напомню, депутаты горсовета формируют исполком, назначают начальников управле­ний, а потому причастны ко всем процессам в населенном пункте. А облсовет ничего не формирует. Исполнительную ветвь власти на­значает столичное руководство, и депутат лишен рычагов влияния на нее. Мы сейчас хотим сделать инструмент, который позволил бы расширить контролирующие пол­номочия депкорпуса, но пока де­путатство влияет только на имидж человека, а никак не на его благо­состояние. К сожалению, многих де­путатов не устраивает роль народ­ных адвокатов. Увидите, они очень скоро разочаруются, и на сессиях будут дремать, если вообще будут на них приходить.

- Еще год назад Вы были одним из самых ярых критиков полити­ки Тимошенко. Правительство Азарова более прагматично под­ходит к экономическим вопро­сам? Для области нынешний пре­мьер лучше прежнего?

- Правительство Юлии Тимошен­ко занималось популизмом. Я и раньше это говорил. Более того, этот популизм спровоцировал реак­цию для свертывания многих демо­кратических процессов. У Януковича, как президента, был шанс стать лидером нации, но для этого нужно было не делить страну на регионы, а объединять людей. Обернется ли его политика социальными взрыва­ми? Это не исключено.

Как экономист я прекрасно по­нимаю, что стране нужен бюджет­ный, налоговый кодекс, пенсионная реформа. Люди поняли бы необхо­димость принятия этих системных документов, но на паритетных усло­виях. А сегодня, повторюсь, от од­них требуют строго выполнять за­кон, а другим разрешают им пре­небрегать.

Возможно, я немного забегаю вперед, но недавно анализировал показатели областного бюджета на 2011 год. Чтобы их выполнить, из 105 тысяч работников бюджет­ной сферы необходимо сократить 10 тысяч. И в таких отраслях, как охрана здоровья и образование. Это вызов и власти, и депкорпу-су, который то ли выбран, то ли не выбран. Нужно искать, куда этих людей трудоустроить, сегод­ня ведь никто не знает. Впереди нас ожидают много очень непро­стых и непопулярных решений. Насколько руководство области будет готовым к их принятию, по­кажет время.

- У Вас теперь появилось больше свободного времени, чем когда работали в облго­садминистрации. На что его тратите?

- Да, теперь у меня два выход­ных дня в неделю. Фантастика... Стараюсь как можно больше вре­мени проводить с семьей. Наслаж­даюсь тем, что бываю дома. В фут­бол, как раньше играл, так и сейчас играю. Начал читать книги, причем философские. Активно продол­жаю восстанавливать запас слов английского языка. В этом году уже два дня провел в «Буковеле». Раньше такого себе не мог позво­лить. Но все же еще не совсем ото­шел от прежней работы. До сих пор она сниться. Наверное, такой я че­ловек, переживаю, как прежде.

- Если поступит предложение вернуться в исполнительную власть, согласитесь?

- Это зависит от многих факто­ров. Если посчитаю, что принесу пользу, и для меня работа будет интересной, не исключаю, что вер­нусь. Мне и сейчас периодически поступают предложения идти во власть, приглашали в Киев. Не хо­чется уезжать в столицу, до сих пор душа болит за родную область... А у кого-то болит голова, как най­ти компромат на Коровия. Сейчас КРУ меня обвиняет в том, что в пе­риод отпуска я пользовался слу­жебным автотранспортом. Да, я, наверное, единственный из всех замов, кто всегда ездил на личной машине и никогда не пользовался служебной. А тут получается, что, будучи в недельном отпуске в Тур­ции, я в Виннице на служебном ав­то разъезжал. Абсурд, это все по­нимают, но неприятно. Хотя если это все, что против меня нашли, можно лишь улыбнуться и посо­чувствовать.

Игорь Заиковатый, газета "Реалии"

Матеріали по темі