Суспільство

Виктор Пинзеник: Хорошим языком написан кодекс, но пахнет не очень хорошо

23 листопада 2010, 12:17

– Тысячи митингующих предпринимателей утверждают, что кодекс зарежет их без ножа, а представители власти называют их людьми, которые не желают платить налоги. Кто прав?

– В упрощенной системе есть проблемы, нуждающиеся в решении, но мне самому трудно понять, почему «упрощенцам» надо «закручивать гайки», а крупному бизнесу можно позволять не платить налоги. Вот если бы в кодексе реализовали идею о том, что налоги должны платить все – и никаких священных коров, это намного проще восприняло бы общество. С людьми никто не разговаривал, а такие вещи нуждаются в дискуссиях. С системными документами нельзя спешить. Можно еще понять, если бы вопрос стоял о принятии бюджета, но необходимости принимать Налоговый кодекс так быстро, будто завтра потоп, не было. Насколько я знаю, учитывались только предложения, которые одобрил Минфин. Зачем это было нужно, понимают только чиновники, а общество и я сам – нет.

– Что теперь, люди уйдут в «тень», а взятки налоговикам возрастут в разы?

– С этим действительно возникнут серьезные проблемы. Дополнительные полномочия налоговиков благоприятствуют расцвету коррупции. Но не думаю, что люди уйдут в «тень», наоборот, многие на самом деле не мелкие бизнесмены больше не смогут использовать инструмент упрощенной системы налогообложения и перейдут в статус юридических лиц. Самый большой удар по упрощенной системе даже не в ставках, а в том, что «единоналожники» лишаются права предоставлять услуги юридическим лицам. Этот сегмент будет для них закрыт, если они не начнут объединяться или предоставлять услуги как физлица и платить подоходный – 15%.

 

– Какой экономический эффект дадут нововведения? По словам Михаила Бродского, наполнить бюджет без повышения налогов Украина просто не в состоянии.

– Дыру украинского бюджета невозможно заполнить доходами. Без сокращения расходов не обойтись. Нужно сократить административный аппарат, включая само правительство, – уменьшить количество министерств и чиновников.

– Какие пункты кодекса вы считаете удачными?

– Очень хорош язык этого документа, а сам он не очень хорошо пахнет. Нельзя оценивать его по отдельным пунктам, в нем есть правильные вещи, но их портит отсутствие системных решений по налогообложению, логики, цели таких изменений. Нормальная налоговая система должна состоять из «трех китов»: равенства условий, низких ставок и системы опеки тех, кто не платит налоги. Все три вопроса не решены. И неправда, что будут снижены ставки налогов, режим их администрирования позволяет устанавливать ставки на каком угодно уровне – вот не приму я у вас декларацию, пока вы не впишете туда нужную мне сумму.

– То есть в документ просто собрали все, что можно написать о налогах?

– …И все это не лепится в кучу. Слепить можно, если конструкция жива и понятна ее логика, а мы имеем 2000 страниц несистемного текста. И это проблема Кабмина, что он подал такой документ. Насколько я знаю, никто членов правительства кнутом не подгонял и времени провести дискуссию, сделать системную работу было достаточно. Но, очевидно, кто-то навязывал им свою волю по тем или иным решениям.

– Кодекс сулит выгоды крупному бизнесу, выиграет ли от этого государство в целом?

– Да, если речь о том, чтобы кто-то стал еще богаче. Многие сейчас живут одним днем, видя лишь то, что плывет в их карманы, и забывая, что, если в стране нет нормальных условий для существования всего бизнеса, их богатство может рассеяться в любой момент. Видят возможность получить лучшие условия для себя и пробивают их – что и сделали в этом кодексе. Движения вперед нет.

– Как же следовало поступить?

– Я вообще не был сторонником идеи единого Налогового кодекса. При наличии политической воли можно было пойти другим путем и составить хороший документ. Объяснить людям: вот есть общие нужды: образование, культура, дороги. Мы принимаем закон, где все на равных, забываем, что такое налоговые льготы, – и все платим налоги. Они высоки? Значит, сокращаем расходы и создаем условия для развития экономики. Налоговики будут ходить лишь к тем, кто от уплаты уклоняется. Тогда бюджет наполнится, а конкуренция будет честной. Но часто, говоря о налогах, даже не знают, что хотели бы видеть в кодексе.

 

– В Грузии уже провели ряд успешных реформ. А у нас когда?

– Я собирался провести их еще в 1997 году, и пакет регуляторной реформы даже дошел до Рады, но там все и умерло. К примеру, там предлагалось регистрировать предприятия по сообщению – сообщаете в налоговую, что открыли фирму, – все, никаких документов! Отменить большинство лицензий, разрешений, ввести доступ к некоторым секторам бизнеса только через тендеры (перевозке пассажиров, например). Сейчас в Украине эта реформа невозможна без предварительной реформы правительства, потому что в его лице существующая система имеет политических защитников. Возьмите строительство – уйма разрешений. Их нужно убрать. Зачем получать тысячу подписей и порождать коррупцию? Если не хотим, чтобы в центре строили небоскребы, принимается решение, что на Печерске запрещено возводить здания выше шести этажей, и все. Сдача в эксплуатацию дома у нас занимает уйму времени – комиссии, подписи! Выходит, и контроль есть, и нарушений полно. Это все надо расчистить, но попробуй это сделать, когда на каждой из регуляций «сидит» масса чиновников.

– Как считаете, чем закончится эпопея с кодексом?

– Маловероятно, что на Банковой его не подпишут. Будем тлеть дальше…

 

Татьяна Негода, "Газета по-киевски"

Матеріали по темі