Економіка

Юрий Косюк: Российский рынок интересен нам только в краткосрочной перспективе

1 листопада 2010, 14:32

Производителю мяса курицы ТМ "Наша Ряба" – компании "Мироновский хлебопродукт" (МХП) – несмотря на дефицит мяса на внутреннем рынке, становится тесно в Украине. Компания стремится продавать продукцию в США, Европе, России и Китае. О будущих инвестициях, стратегии и перспективах компании корреспонденту Ъ рассказал председатель правления МХП Юрий Косюк.

– Недавно Минагрополитики и Гостаможслужба договорились о снижении таможенной стоимости импортируемого мяса курицы. Как вы к этому относитесь?

– В последнее время таможня добилась значительного снижения объемов контрабанды мяса. Если в прежние годы они составляли сотни тысяч тонн ежегодно при легальном импорте около 400 тыс. т, то сейчас ситуация меняется. В любом случае на МХП снижение таможенной стоимости не отразится – мы могли конкурировать даже в 2000-2001 годах, когда в Украине были свободные экономические зоны. Большая же часть производителей может пострадать, ведь сейчас с прибылью работает только первая тройка операторов – МХП, "Агромарс" и птицекомбинат "Днепровский". Оснований для снижения таможенной стоимости нет – цены на мясо курицы в мире остаются высокими из-за высоких цен на зерно и, соответственно, комбикорм.

– Намерены ли вы наращивать объемы производства?

– У нас и так сильные позиции. Производство мы увеличим только в 2013 году с вводом в эксплуатацию Винницкой птицефабрики. Сейчас в Украине другая проблема – каналы сбыта продукции. Розничные сети практически прекратили открывать новые точки. Мы увеличиваем продажи за счет продуктовых рынков и франчайзинговой сети. Насколько мне известно, не планируют значительно увеличивать производство и наши конкуренты. Поэтому в ближайшие годы рынок мяса в Украине будет дефицитным и к 2014-2015 годам в суммарном выражении достигнет порядка 500 тыс. т.

Дефицит связан с тем, что в Украине не поддерживается создание новых мощностей, тогда как, например, Россия субсидирует внутренних производителей и регулирует импортные поставки с помощью квот. Мы ожидаем, что в ближайшее время в РФ будет расти производство, и часть мяса, импортируемого в эту страну, переориентируется на Украину. У нас низкие ввозные пошлины и есть перспективы роста емкости рынка. Потребление мяса в Украине составляет в среднем 50 кг на душу населения в год, тогда как в ближайших странах – в среднем 70 кг.

 

– Ранее вы заявляли о сокращении производства говядины. Это направление по-прежнему не является для вас перспективным?

– За последние два года мы сократили поголовье быков на две трети. Сейчас держим небольшое поголовье, так как все еще мониторим рынок. Но пока, чтобы производить говядину рентабельно, 60% туши необходимо продавать минимум по $18/кг. А потребитель платить такую цену не готов.

– Но правительство компенсирует затраты на строительство животноводческих комплексов. Разве это не стимулирует производителей?

– Для нас новые комплексы – не проблема. Комплексы по выращиванию крупного рогатого скота у нас уже построены, и в бюджетных средствах нет необходимости. Речь идет о нерентабельности производства говядины в целом.

– Вы производите и премиальный продукт – гусиную печень. Насколько это рентабельно?

– В Украине пока не готовы покупать мясопродукцию премиум-класса. Потребителей, доход которых на семью составляет $2-3 тыс. в месяц, очень мало. И пока объемы производства гусиной печени сохраняются на уровне последних лет. Не исключено, что мы примем решение об их сокращении.

– В кризис обычно увеличивается спрос на мясо-колбасные изделия. Как развивается это направление?

– Очень активно. За последний год мы нарастили производство в два раза, а за три-четыре года благодаря естественному росту и приобретениям на этом рынке рассчитываем увеличить долю с текущих 12% до 25%. Сейчас в этой отрасли средняя рентабельность – около 10%, но мы работаем с показателем 15%. Дело в том, что мы используем собственное сырье для производства и, доставляя мясо-колбасные изделия и мясо курицы в торговые точки, минимизируем логистические и маркетинговые затраты – у нас одни и те же потребители.

– Известно, что вы планировали приобрести в Украине производителя мясо-колбасных изделий. Завершена ли сделка?

– Мы ведем переговоры с несколькими производителями. Обращаем внимание на рыночные позиции, бренд и подтвержденное качество продукции. При этом объемы производства могут быть небольшими. Привлекательных активов в стране очень мало. Поэтому скорее всего купим одну компанию за $50-100 млн.

– А как кризис повлиял на продажи полуфабрикатов ТМ "Легко!"?

– Раньше объемы продаж были ниже наших ожиданий, но в последние полтора года они растут очень динамично. Думаю, нам удалось изменить оставшееся с советских времен негативное отношение к полуфабрикатам. В ближайшее время планируем начать строительство еще одного предприятия по производству полуфабрикатов рядом с действующим заводом. Его мощности составят 60-70 тыс. т продукции в год.

– Каковы планы МХП по привлечению инвестиций на новые проекты? По словам инвестбанкиров, в ближайшее время вы планируете SPO.

– Мы достаточно проинвестированы, чтобы завершить существующие проекты. Но изучаем возможность проведения SPO в следующем году. Это необходимо не столько для привлечения инвестиций, сколько для поддержки ликвидности акций. Предположительно, размещение пройдет на Лондонской фондовой бирже, но мы рассматриваем и еще одну площадку, где есть интерес к акциям украинских компаний. В любом случае в ходе SPO будет продан небольшой пакет, free float будет меньше контрольного пакета. Сегодня около 75% акций принадлежат мне, остальные находятся в свободном обращении.

– Несмотря на дефицит мяса на внутреннем рынке, вы пытаетесь выйти на внешние. Почему?

– Экспорт позволит нам продавать те части птицы, которые менее востребованы на внутреннем рынке. Например, в Украине мало покупают филе, а в США дефицит этой продукции, так как у них развито производство готовой пищи. Куриные лапы украинскими потребителями тоже не востребованы, в то же время в Китае они пользуются спросом.

– Что вы делаете для выхода на рынок США?

– Ведем переговоры с несколькими компаниями, которые могли бы продавать там нашу продукцию. США – один из самых емких рынков в мире, он даже больше китайского. Филе и крылья птицы туда сейчас поставляют компании из Латинской Америки. Мы же можем предложить в этом сегменте конкурентоспособную цену – затраты по доставке продукции менее 10% от оптовой стоимости продукта. По нашим расчетам, продавая продукцию в США, мы будем находиться в той же зоне доходности, что и в Украине.

 

– Какие процедуры необходимы для получения разрешений на продажи в США?

– Процедура получения разрешений в США очень похожа на применяемую в Евросоюзе. Для этого соответствующие американские департаменты должны проверить соответствие украинского законодательства требованиям США в области ветеринарной медицины и обеспечения качества и безопасности животноводческой продукции. Мы обратились с предложением инициировать такие проверки в Комитет ветмедицины Украины.

– Насколько сильно отличаются украинское и американское законодательства в этой области?

– Украина гармонизировала свое законодательство с европейским, а оно более жесткое, чем в США. Тем не менее мы осознаем, что путь не будет коротким. Последняя страна, получившая разрешение на поставки в США,– Чили – прошла эти процедуры за пять лет. Мы надеемся на больший успех за счет того, что прошли аудит специалистов Евросоюза.

– На каком этапе находится получение разрешений на право поставок продукции вашей компании в Евросоюз?

– Последняя комиссия была в Украине на прошлой неделе. Они проводили проверки выполнения в Украине госпрограммы мониторинга остатков ветеринарных препаратов и загрязняющих веществ в животноводческой продукции. Насколько мне известно, ответы украинского комитета ветмедицины удовлетворили европейских комиссаров. Вопрос получения разрешений на поставки может решиться в течение месяца.

– Вы заявляли, что намерены инвестировать в покупку дистрибуторов в ЕС $500 млн...

– Мы рассматриваем дистрибуторские компании и компании, использующие мясо курицы в качестве сырья. Но это, опять же, непростой путь: поиск компаний для нас осуществляют несколько инвестбанков. Дело в том, что многие компании – частные, и переговоры с собственниками, которые владеют ими в третьем-четвертом поколении, идут довольно сложно, это сопоставимо с трудностями при усыновлении ребенка.

– Россельхознадзор недавно запретил МХП поставлять продукцию в Россию. Добиваетесь ли вы отмены запрета?

– Безусловно, хотя российский рынок интересен нам только в краткосрочной перспективе. Благодаря активной господдержке уже через 5-7 лет эта страна будет полностью обеспечивать себя мясом. По нашему мнению, временный запрет на поставку продукции на российский рынок был введен из-за того, что не были достигнуты договоренности с импортерами. Нам удалось убедить российскую сторону в качестве и безопасности нашей продукции, и в ближайшее время поставки будут возобновлены.

– Влияет ли на вас ограничение экспорта зерновых?

– Ситуация с ограничениями экспорта нас не беспокоит, большую часть выращиваемой сельхозпродукции мы используем для нужд компании, остальное продаем на внутреннем рынке через мировых трейдеров. Введение квот на экспорт зерна в Украине не окажет глобального негативного влияния на наш рынок. Все прекрасно понимают, что правительство не сможет долго сдерживать экспорт, и из Украины будет вывезено не менее 20 млн т зерна в этом маркетинговом году. Понимая, что экспорт скоро будет открыт, практически все аграрии придерживают продажи, из-за чего цены растут и сейчас. Если 4 месяца назад кукуруза стоила 1,3 тыс. грн/т, то сегодня – 1,65 тыс. грн/т.

 

Интервью взяла Алена Голубева, Коммерсантъ-Украина

Матеріали по темі